Львиное сердце Амангельды Иманова

К 100-летию национально-освободительного восстания 1916 года

Бахтияр ТОХТАХУНОВ

В нынешнем 2016 году исполняется ровно сто лет национально-освободительному движению 1916 года, которое охватило весь Казахстан, включая Центральную Азию. Это восстание стало предвестником Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года и привело к Октябрьской революции. А возглавлял это движение выходец из бедной семьи, сын казахского народа и доблестный воин Великой степи – Амангельды Иманов. 

Неизвестный объект

По сути, народное восстание 1916 года, разгоревшееся под предводительством Амангельды Иманова, подтвердило осуществимость идей социализма в мире, прорубив дорогу к народной демократии. Рассмотрим причины событий, предшествовавших рождению столь неординарной личности.
Национально-освободительное восстание 1916 года принесло тягчайшие страдания не только казахам, но и русскому народу, так как разрушительный вклад Первой мировой войны 1914–1918 гг. еще больше усугубил и без того бедственное положение крестьян. Из-за огромных людских и финансовых потерь в этой войне царская Россия «для военных нужд» приняла программу, ориентированную на выкачивание средств из Казахстана и Центральной Азии в виде сырья, продовольствия, скота и денег.
Основным фактором, толкнувшим к восстанию, стало национальное и социальное угнетение. Набор джигитов-казахов на тыловые работы стал поводом к восстанию. Согласно царскому указу Николая II от 25 июня 1916 г., «инородческое» мужское трудоспособное население Казахстана, Средней Азии и части Сибири в возрасте от 19 до 43 лет подлежало мобилизации в армию на тыловые работы по устройству оборонительных сооружений в районе действующей армии. Правительство хотело освободить часть русских солдат от тыловых работ, заменив их «реквизированными инородцами». Из Казахстана и Средней Азии должны были быть реквизированы около полумиллиона человек.
Народ начал бунтовать. Так, в начале июля 1916 года почти во всех регионах Казахстана начались стихийные выступления, которые очень быстро переросли в вооруженное восстание. Первый удар приняли на себя волостные управители, аульные старшины и прочие низовые агенты царской администрации, составлявшие учетные списки для лиц, подлежащих эксплуатации на тыловых частях. Система составления списков породила массовое взяточничество и злоупотребления. У казахов не было метрических свидетельств, и этот факт стал поводом для произвольного включения бедняков в роковые списки независимо от возраста, за исключением (особенных) байских сыновей, они освобождались от призыва. Наряду с баями от набора были освобождены сельские и аульные управители, имамы, муллы, счетоводы и бухгалтера в учреждениях мелкого кредита, чиновники правительственных учреждений, пользовавшихся правами дворян и почетных граждан.
Радикальные представители казахской интеллигенции (Т. Бокин, Ж. Ниязбеков, А. Жунусов) выступали против указа царя и призывали народ к вооруженному сопротивлению против власти, а лидеры либерально-демократической интеллигенции, объединенные вокруг газеты «Казах» (А. Байтурсынов, А. Букейханов, М. Дулатов), занимали нейтральную позицию. Они неоднократно пытались убедить царскую администрацию не спешить с мобилизацией, провести подготовительные мероприятия, вместе с тем призывали не оказывать сопротивления выполнению указа, полагая, что безоружный народ станет жертвой жестоких репрессий царизма.
Атмосфера накалялась день за днем, и уже в июле-августе 1916 года сопротивление приняло вооруженный массовый характер. Крупнейшими центрами восстания стали Семиреченский и Туркестанский края.
Трудящиеся, доведенные до отчаяния жестоким указом царя вкупе с несправедливыми методами его исполнения на местах, вооруженные кто чем мог, бросились на представителей царской власти с криками: «Не дадим людей!». Они разрушали дома волостных управителей и аульных старшин, жгли канцелярии и уничтожали делопроизводство со списками мобилизованных людей, полагая, что это поможет им спастись от тыловых работ на фронтах.
Поскольку восстание имело ярко выраженную волю казахского народа заявить о своей правосубъектности и ликвидировать царский произвол, очень важно оценить роль людей, возглавлявших это восстание. Людей игравших роль не рядовых удальцов-авантюристов, а лидеров, сформировавших из слепой толпы боевую (повстанческую) армию. Одним из таких лидеров являлся Амангельды Иманов. Революционная деятельность этого человека была окутана дымом артиллерийских огней и содрогалась под гулом сокрушительных битв казахских повстанческих отрядов против солдат карательных экспедиций Российской империи.
Амангельды Удербайулы Иманов родился 3 апреля 1873 года в местности Терис-Бутак бывшего Тургайского уезда Кайдаульской волости (ныне Амангельдинский район Костанайской области). Его родители были простыми людьми, которые в свое время переселились в Байконур из-за неимения достаточного числа скота необходимого для кочевания. Отец А. Иманова – Удербай Иманов, вместе со своей супругой Калампыр занимались на новом месте земледелием, охотой и частично рыболовством. В возрасте 8 лет Амангельды лишился отца. В последующем ему сполна пришлось испытать тяготы суровой жизни, работая наемным батраком у баев из соседних аулов и овладев со временем кузнечным ремеслом. Совмещая работу с учебой, Амангельды до 12 лет учился в аульной школе. Затем в медресе четыре года, где освоил турецкий, персидский и арабский языки.
До своего прихода к национально-освободительной деятельности А. Иманов был весьма образованным и эрудированным человеком, владеющим четырьмя языками и русской грамотой. Еще до восстания Амангельды снискал славу защитника ущемленных и поборника народной свободы. Под влиянием идей первой русской революции, развернувшейся в 1905–1907 годах, он участвует в вооруженной борьбе бедного народа (дехкан) против баев-феодалов.
Эти события станут объектом пристального внимания эксплуататорских слоев байских конгломератов и еще больше сблизят их с царизмом. Боясь слияния революционного движения русских рабочих и крестьян, проживающих в Средней Азии и Казахстане, с национально- освободительной борьбой коренного населения, царская администрация берет еще более решительный курс на привлечение мусульманского духовенства и верхушечных слоев коренных национальностей Средней Азии на свою сторону, стремясь для себя создать опору в этой среде. Так возникает национально-либеральное движение в среде местной буржуазии как джадидизм и алашское движение. Испуганные нараставшей революционной борьбой народных масс участники реакционных движений становятся на контрреволюционный путь, ищут сближения с царскими властями, помогают им душить революционное движение.
Амангельды Иманов был убежденным противником казахских буржуазных националистов и вел идейную борьбу с ними задолго до Великой Октябрьской социалистической революции. В первые годы советской власти борьба Иманова с алаш-ордынцами приняла еще более целенаправленный и бескомпромиссный характер. Эта борьба усиливалась еще и тем, что обычно реакционные националисты пытались отвести от себя недовольство и озлобление народных масс в сторону русских трудящихся крестьян и как можно скорее восстановить ханскую власть и свои былые феодальные привилегии. Так, например, уже был провозглашен ханом крупный феодал Абдугафар Джанбусинов. И только в одной Тургайской области в Иргизском уезде таких ханов уже было девять. Как и следовало ожидать, массы не пошли за реакционными элементами. Кроме того, вся затея феодально-байских реакционеров стравить между собой народы оказалась провальной, и люди сами стали расправляться с предателями. Тогда новоиспеченные ханы стали переходить на сторону царизма и искать защиты от своих же братьев.
Установив тесные связи с группой большевиков, ведшей агитационную пропаганду в Уральске, Кустанае, Актюбинске, Каркаралинском уезде и др. городах под влиянием А. Иманова и его друзей, И. Жусупова и К. Койдосова, на местах общественного скопления людей устраивались митинги, акции и демонстрации с красными флагами в знак симпатии к идеям социализма.
В годы революционного подъема Амангельды посещает Атбасар и Кокчетав. В аулах он проводит беседы, отмечая, что казахи Атбасарского и Кокчетавского уездов лишились лучших своих земель. В связи с этим он заявлял, что недовольство народных масс против царизма все возрастает. Амангельды призывал народ к активным действиям и резко бичевал тех, кто хочет остаться в стороне от борьбы. «Повсюду, – говорил он, – люди борются, а наши казахи окопаются в лощинах и оврагах по своим кочевьям и бездельничают, им не к чему приложить свои способности и умения. Поэтому-то и занимаются они пустыми разговорами, бесконечными тяжебными вопросами, создают родовые трения и конфликты, которым также нет конца. Сильные обижают слабых, бедняки-батраки вечно в обиде… Если мы будем действовать дружно, то справедливость возьмет верх над злом, ибо за правду борется весь народ: справедливую борьбу против царизма поддержит и русский народ».
Однажды Амангельды сказал своему другу и соратнику А. Джангильдину: «Если мы добьемся свободы, то и у нас будет возможность овладеть знанием. Мы тоже стали бы цивилизованным народом».
Иманов организует революционные группы бедноты в разных волостях, во главе которых ставит своих верных товарищей. В 1915–1916 гг. Амангельды устанавливает связь с казахами Атбасарского, Иргизского, Кустанайского уездов. С джигитами этих уездов он договаривается на случай восстания, где останавливаться, как держать связь, каким путем достать продовольствие, боеприпасы.
При помощи организованных им групп Амангельды препятствует связи волостных управителей с г. Тургаем и берет их под постоянное наблюдение. Посылая в другие области Казахстана своих уполномоченных, он призывает трудящихся к борьбе. Амангельды распространяет по всему Казахстану призывные песни народных акынов Бузаубака и Сата.
Призыв А. Иманова к восстанию встревожил власти и их агентов – алаш-ордынцев и баев. В августе 1916 г. алаш-ордынцы проводят совещание специальных представителей пяти областей (Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской, Уральской и Джетысуйской). На совещании разрабатываются мероприятия по подавлению восстания, и по этому вопросу алаш-ордынцы договариваются с тургайским губернатором. По их указанию волостные управители и баи ведут агитацию среди участников восстания с целью внести раскол в их ряды.
Амангельды открыто готовится к войне против царизма. В первую очередь он собирает оружие, сохранившееся у населения. Для сбора лошадей, седел, продовольствия в каждый аул он назначает уполномоченного. По его заданию с населения собирается скот из расчета по одной голове со 100 голов крупного рогатого скота, по одной голове мелкого рогатого скота с 25 голов. По 3 рубля с крестьянского и по 100-500 рублей с байского хозяйства. Причем с баев эти сборы, в случае отказа, взыскивались в принудительном порядке. В аулах организуют кузницы, назначаются специальные люди для снабжения их железом, углем, свинцом. Определяются города, поселки и отдельные лица, с которыми должны держать связь повстанцы, указываются все пути сношений с ними, а также места остановок. В Иргизский, Кустанайский, Атбасарский уезды, а также на Джезказганский и Карсакпайский рудники Амангельды направляет специальных людей, чтобы не допустить проникновения сюда войск и подготовить постой для своих сарбазов.
17 июля в Семиречье и Туркестанском крае было объявлено военное положение. Царские власти перебрасывали сюда крупные военные силы. Крупные столкновения повстанцев с царскими карателями произошли в урочище Асы, горной долине Каркара в районе ст. Самсы, в районах Кастека, Нарынкола, Чарына, Курама, в Садыр-Матайской волости Лепсинского района и в других местах. В сентябре – начале октября значительная часть семиреченских повстанцев, теснимая со всех сторон карательными отрядами, вынуждена была отступить с упорными боями и уйти в Западный Китай.
В то время как в Семиречье повстанческое движение было жестоко подавлено, в Тургайской степи во главе с Амангельды Имановым и Алиби Джангильдиным оно набирало силу и нарастало с каждым днем. Под их руководством Тургайское восстание было самым упорным и длительным. Как свидетельствуют архивные документы, численность повстанческих отрядов в самый разгар восстания составляла около 50 тысяч человек. Из десятков тысяч неорганизованных повстанцев Амангельды Иманов создал стройный и дисциплинированный военный организм с жестким иерархическим подчинением и разделенный на десятки, пятидесятки, сотни и тысячи. Во главе каждого подразделения стояли свои начальники – десятники (онбасы), пятидесятники (елубасы), сотники (жузбасы) и тысячники (мынбасы). Также был сформирован специальный отряд снайперов (мергенов). Сам Амангельды Иманов был избран сардарбеком – главнокомандующим повстанцев, со своим четко функционирующим военным советом – кенес.
В районах, контролируемых повстанческой армией, была отстранена от управления вся низовая аульно-волостная администрация, и власть в регионе перешла в руки повстанцев. Возглавляемый Имановым совет организовал службу тыла, который обеспечивал повстанцев продовольствием, лошадьми и оружием изготовленных в кузницах (сабли, кинжалы, пики и самодельное оружие).
22 октября 15 тыс. повстанцев во главе с А. Имановым окружили г. Тургай, осада которого продолжалась несколько дней. Тем временем к городу в трех направлениях двигался экспедиционный карательный корпус генерал-лейтенанта А. Лаврентьева в составе 17 стрелковых рот, 18 казачьих сотен, 4 кавалерийских эскадронов, 18 орудий, 10 пулеметов и пр. орудий. Получив сведения о приближении превосходящих сил царских карателей, повстанцы сняли осаду г. Тургая и выступили навстречу отрядам царских войск. 16 ноября казахские сарбазы, численностью в 12 тыс. человек в районе почтовой станции Топкойма атаковали карательный отряд подполковника Катомина. Основная масса повстанцев для сохранения живой силы во второй половине ноября отошла на 150 км от Тургая и сосредоточилась в районе Батпаккары. Отсюда совершались партизанские рейды против карателей со второй половины ноября 1916 года до середины февраля 1917 года. Схватки между повстанцами и карателями происходили на Татыре, Акчиганаке, Дугал-Урпеке, в Куйуке. Напряженными были бои в районе Батпаккары, где находился штаб Иманова.
Однако карателям так и не удалось сломить дух казахского народа и подавить народное восстание, так как очень скоро в ожесточенных боях повстанцы встретили Февральскую буржуазно-демократическую революцию. Впоследствии Амангельды Иманов и Алиби Джангильдин будут первыми активистами, содействующими за установление советской власти в Тургайской области.
В октябре 1917 – январе 1918 гг. Амангельды был военным комиссаром Тургайского уезда. Вступил в ряды большевиков под влиянием Алиби Джангильдина, участвовал в работе областного съезда Советов (Оренбург, 1918), в июле 1918 года во главе группы советских работников проводил выборы аульных и волостных Советов. Во время гражданской войны совместно с А. Джангильдиным он формировал первые в Казахстане национальные красноармейские части, помогал партизанам в тылу войск Колчака. В ноябре 1918 года отряд под руководством А. Иманова и А. Джангильдина освободил от белогвардейцев г. Тургай. С переходом армии Колчака в наступление на Восточном фронте (весной 1919 г.) алаш-ордынцы подняли антисоветский мятеж. Амангельды Иманов был арестован представителями «Алаш-Орды» и 18 мая расстрелян.
Следует отметить, что национально-освободительное движение Казахстана 1916 года было мононациональным, за исключением его южных областей (Семиречья и Сырдарьинской области), где наряду с казахами в восстании участвовали уйгуры, узбеки, киргизы, дунгане и представители некоторых других народов.
Для подавления восстания в Семиречье было направлено 95 рот, 8750 штыков, 24 сотни в 3900 сабель, 16 орудий и 47 пулеметов. В Семиречье были уничтожены десятки казахских и киргизских аулов, мирные жители подвергались жестоким преследованиям, среди них около 300 тыс. казахов и киргизов были вынуждены бежать в Западный Китай.
Только по судебным приговорам, утвержденным генерал-губернатором Куропаткиным, в Туркестанском крае на 1 февраля 1917 года было приговорено к смертной казни 347 человек, к каторжным работам – 168, тюремному заключению – 129 человек, не считая расстрелянных без суда и следствия.
Поскольку восстание 1916 года охватило не только Казахстан, но и Среднюю Азию, включая, Узбекистан, Туркменистан и Киргизию, это движение происходило разрозненно, стихийно и в разные временные отрезки и не имело централизованного управленческого руководства. Поэтому после подавления мелких очагов восстания комиссары Временного правительства под предлогом возмещения убытков конфисковали скот и все домашнее имущество у бедных крестьян. Карательные отряды сохранялись во многих местах и нередко продолжали действовать прежними методами и после февраля 1917 года. Но это продолжалось недолго. Процесс установления советской власти в Казахстане растянулся на четыре месяца с конца 1917 года до марта 1918 года.
И в заключение хотелось бы сказать, что восстание 1916 года занимает особое место в исторической спирали хронологических событий. В условиях империалистического ига и Первой мировой войны Амангельды Иманов и другие руководители восстания явились первооткрывателями в борьбе за независимость казахского народа на пути к народной демократии. Амангельды Иманов занимает достойное место в историческом полотне вместе с такими батырами, как Исатай Тайманов, Срым Датов, Махамбет Утемисов, Кенесары и Наурызбай Касымовы.
Как писал Ильяс Есенберлин, «львиное сердце должно быть у того, кто правит людьми и берет на себя ответственность за них перед Богом». Львиное сердце Амангельды Иманова мужественно билось за чаяния простого народа.
Главной миссией восстания 1916 года было освобождение казахского народа от империалистического и, вместе с тем, политического гнета. И эта миссия была выполнена успешно, благодаря мужеству и отваге таких национальных героев, как Амангельды Иманов.

Литература
1. История Казахстана с древнейших времен до наших дней (очерк). Алматы: Издательство «Дәуір», 1993.
2. Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сб. док. АН КазССР. М.: Издательство АН СССР, 1960, 796 с.
3. Сапаргалиев Г. Карательная политика царизма в Казахстане (1905–1917), Алма-Ата, 1966, 376 с.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *