ДЕМОКРАТИЯ КАК ФАКТОР УПРАВЛЕНИЯ КАДРАМИ

361

BraunЭдуард Браун,
доктор сельскохозяйственных наук,
профессор

Демократизация общества предполагает проведение систематической работы по совершенствованию структуры и сокращению численности управленческого аппарата до оптимального предела, совершенствованию методов его работы. Для решения этих сложнейших задач необходим аппарат нового типа, способный двигать вперед экономический и социальный прогресс, основанный на высоком профессионализме, владеющий современной информационной технологией и контролирующийся широкой общественностью.

Неизвестный объект

Демократизация общества ставит вопрос о контроле за тем, как работают государственные и хозяйственные структуры, их кадры. Что касается контроля «сверху», то здесь в последнее время произошли заметные перемены.

Но при всей важности контроля «сверху» принципиальное значение в условиях демократизации общества имеет повышение уровня и эффективности контроля «снизу», с тем чтобы каждый руководитель, каждое должностное лицо постоянно чувствовал свою ответственность и зависимость от избирателей, трудовых коллективов, общественных организаций и народа в целом. Необходимо создать и укрепить все инструменты и формы реального контроля, идущего от людей труда.
Испытанными инструментами демократизации является критика и самокритика. Отношение к критике – это важный критерий отношения человека ко всему новому, что происходит в обществе.
И тут нельзя не сказать с сожалением о том, что мы сталкиваемся не только с неприятием критики, но и с фактами преследований за нее, прямого зажима критических выступлений, гонения за критику.
Демократизация не имеет ничего общего со вседозволенностью, безответственностью, анархией. Подлинная демократия служит каждому человеку, защищая его политические и социальные права, одновременно она служит каждому коллективу и обществу в целом, отстаивая их интересы.
Демократизация общественной жизни важна, прежде всего, потому, что с ней мы связываем дальнейшее развитие инициативы людей, раскрытие всего потенциала общества. Она нужна для того, чтобы двигаться вперед, чтобы крепла законность и торжествовала справедливость, чтобы утверждалась такая нравственная атмосфера, в которой человек свободно живет и плодотворно трудится.
Демократизация жизни предполагает принципиальное переосмысление роли аппарата. Преодолевая рецидивы сталинского пренебрежения демократией, надо, прежде всего, отказаться от отождествления чиновника с управленческим аппаратом. Беда не в том, что в аппарате работают «не те люди». Более того, я готов относиться с уважением к большинству из них и каждому, взятому в отдельности. Проблема в ином. Комплектуемый, если так можно выразиться, «по найму» аппарат неизбежно оказывается иерархической административной системой, ибо нанятый всегда подчинен лишь «нанимателю», стоящему на следующей служебной лестнице.
В результате извращаются не только отношения аппарата с нижестоящими органами, но и отношения внутри аппарата, откуда демократизм чаще всего «выметен до последней крошки».
Пирамидальная структура изначально предполагает авторитаризм. Коллегиальность в выработке решений часто подменяется порученчеством, творческий настрой коллектива аппарата может быть заменен пассивной работой или работой на страхе потерять должность. Поэтому такие негодные принципы взаимоотношений между работниками, как чинопочитание, ранжирование по должностям, безапелляционность указаний сверху вниз проявляются во многих аппаратах.
Номенклатура создает определенные стереотипы кадровых перемещений в аппарате. Аппараты, таким образом, имеют замкнутый, самовоспроизводящийся кадровый состав, подпитка которого свежими силами производится в основном на нижних уровнях иерархической структуры.
Замкнутость кадрового состава аппарата создает определенный настрой в деятельности сотрудников, ограничивает их самостоятельность, воздействует на стиль их взаимоотношений как с нижестоящими органами, так и с руководителями аппаратов. Любой работник аппарата несамостоятелен в своей деятельности еще и потому, что не защищен социально, теряет свою квалификацию по роду первоначальных занятий. Это усугубляет его зависимость от руководителя и аппарата вышестоящего органа. Таким образом, он может выступать в основном как порученец.
Аппарат в том виде, в каком он сейчас существует, вполне обеспечивает «жизненную волю» в реализации решений центра на местах. Но выключенный из демократических процессов, он сегодня остается своего рода островом в разлившемся море демократии: он не исходит из масс, они отвергают его. И уже никак нельзя назвать аппарат «живой и развивающейся частью общественного организма».
Кроме того, чисто структурные изменения не ликвидируют иерархическую систему, не освобождают аппарат от диктата в работе, не отстраняют его от относительно свободного и относительно бесконтрольного положения, не дают выборным органам в полной мере проявить свою инициативу. Аппарат не перестает быть оплотом авторитарности, следовательно, он не избавляется от возможной бюрократизации.
Аппарат должен быть подотчетен и подконтролен прежде всего своему выборному органу, а не одному лицу и не вышестоящему аппарату, если таковой имеется. Через выборные органы должны проходить все решения центра и не только в информационном плане, но и в плане разработки и осуществления конкретных задач, связанных с выполнением постановлений как вышестоящего органа, так и того органа, для которого этот аппарат создан.
Аппарат должен состоять из компетентнейших, творчески мыслящих людей, способных глубоко анализировать происходящие в жизни процессы, подотчетных выборному органу, способных реализовать теоретические разработки на практике.
Демократизация аппарата осложняется еще и тем, что государственные органы являются коллегиями аппаратчиков, в их состав сплошь и рядом избираются находящиеся на руководящих должностях.
Идейно-политическое обновление об­щества трудно представить без ломки авторитарного сознания – слепой веры в должностные авторитеты, в непререкаемость суждений руководителей. При такой вере, таком отношении наступает атрофия собственной позиции, своего видения проблемы, пропадает возможность дискуссий.
Свое обновление общество должно связывать с наращиванием организационно-политического потенциала. Прежде всего расширением и углублением демократии, превращением демократизма в естественное, нормальное состояние. Но следует заметить, что во всей полноте демократизма, а не в вырывании его отдельных компонентов и их абсолютизации, безграничной вере либо в отчетность, либо в выборность. Только совокупность всех проявлений демократии способна помочь вывести общество из состояния политической вялости, меркантильного функционирования ее выборных органов, руководящих коллегий.
Конечно, слишком тяжелым оказался груз прошлого, и теперь не так просто освободиться от него. За долгие годы он вошел в кровь и плоть многих. На мой взгляд, никакие постановления и призывы не добавят ни ума, ни совести, ни сознания, ни честности человеку, если этих качеств у него не было. Это о таких сказал поэт: «Ох, как нам лик его знаком – и речи льстивые похожи! Зовет он к нови языком, а руки делают все то же».
Демократизация – живая душа общества. Демократия и свобода – это великие ценности человеческой цивилизации. Противопоставление реальной и формальной демократии, конечно, несет в себе определенное содержание. Мы за реальную демократию, но против отбрасывания на этом основании формальных принципов демократии, ибо правовое государство включает в себя эти принципы, а опыт подсказывает, насколько важно в жизни общества строгое соблюдение всех правовых принципов.
Процессы демократизации сложны, противоречивы, поэтому нельзя уходить от активной позиции в решении кадровых вопросов. Необходимо усилить борьбу с проявлениями безответственности и всепрощения, нарушениями государственной дисциплины, этики и морали, фактами казнокрадства, взяточничества и других негативных явлений.
Дальнейшее развертывание, углубление демократии жизненно необходимы в обществе в целом, только через последовательное развитие демократических форм, расширение самоуправления народа возможно наше продвижение вперед в производстве, социальной сфере, науке и технике, литературе, культуре и искусстве, во всех других областях.
Демократия – не противоположность порядка, дисциплины и ответственности, не бесконтрольность и вседозволенность. Напротив, это порядок более высокого уровня, основанный не на бездушном послушании, слепой исполнительности, а на полноправном, принципиальном участии членов общества во всех делах.
Развертывание демократии выдвигает и необходимость строгого соблюдения законности. Нет демократии вне закона и над законом. Демократия не имеет ничего общего с анархией.
Необходимо усилить контроль над неукоснительным соблюдением законов, принципов социальной справедливости. Необходимо вести непримиримую борьбу против авторитарности, злоупотреблений властью, использования в корыстных целях служебного положения, других проявлений негативизма, создавать нетерпимую обстановку для тех, кто допускает различного рода нарушения законности.
Процесс демократизации должен остро поставить вопрос о соблюдении в нашем обществе законов. Надо поставить мощную преграду на пути вседозволенности и административного «зуда», что заставит все органы, все кадры постоянно сверять свои действия с законом.
Ныне особенно ясно видно, как много потеряно в прошлом из-за того, что не была до конца усвоена – ни в теории, ни тем более в практике – вся плодотворность идей, замыслов и практических рекомендаций, касающихся демократии. А ведь до сих пор приходится встречаться и с теми, кто поеживается, наблюдая процессы демократизации, и с теми, кто предостерегает, как бы демократия не обернулась хаосом. Таких людей не волнуют проблемы, жизненно важные для общества. Они пекутся о своих корыстных интересах. Для кого-кого, а для руководящего состава это совершенно неприемлемая позиция. Руководство должно показывать пример демократизма. Между тем, еще с трудом преодолевается один из застарелых, глубоко укоренившихся пороков – приверженность аппарата методам командования, стремление всем диктовать, за всех решать.
Вряд ли будет ошибкой утверждение: чем сильнее выражена у человека потребность властвовать везде, во всем и всегда, тем менее он заслуживает, чтобы ему доверили власть над людьми. Можно не сомневаться в том, что такой человек, став руководителем, вскоре обнаружит неумелое пользование властью, только как властью, когда люди говорят: «я получил власть, я предписал, и ты должен слушаться». Подлинным критерием пригодности личности к руководящей должности является не властность, а способность «без шума (и вопреки суматохе и шуму) налаживать крепкую и дружную работу большого количества людей».
Надо учиться демократии, учиться спорить и вести дискуссии, говорить друг другу правду.
В республике нужно создать подлинную атмосферу творчества, поиска, критики и самокритики, благоприятную для свободного обсуждения всех тем и проблем, честного соревнования умов, талантов, борьбы с бюрократизмом, служебными злоупотреб­лениями. Только через демократизацию можно в полной мере включить человеческий фактор в глубокие преобразования всех сторон жизни общества, в реальные процессы управления и самоуправления. Только через демократизацию можно покончить с глубоко укоренившейся апатией и дать мощный импульс социально-политической активности всех слоев общества.
г. УРАЛЬСК




ПІКІР ҚАЛДЫРУ

Сіздің электронды пошта жарияланбайды. Қатарды міндетті түрде толтырыңыз *