УГРОЗА БОЛЬШОГО ХАОСА

Бахытжан Ауельбеков

Проблемы мировой экономики, а они касаются всех и каждого, сегодня настолько сложны и запутаны, что мало кто имеет более или менее ясное представление о том, что происходит в ней. И одновременно смутное ощущение какой-то нестабильности бытия охватывает все больше и больше людей на планете. Чувствуется, что что-то идет не так, что-то пошло неправильно, но мало кто может сформулировать, что, собственно, порождает его тревогу, просто в силу того, что большинство людей не имеют специальной экономической подготовки и поэтому им трудно понять проблемы, осмысление которых требует определенной профессиональной квалификации.
Однако это нарастание тревожности отнюдь не беспочвенно и характерно в том числе и для специалистов, которые в силу своей профессии гораздо лучше осведомлены о том, насколько опасные тенденции нарастают во всем мире. Именно поэтому сегодня множество исследователей ищут выход из того сложного положения, в котором оказалась вся мировая экономика, а следовательно, все страны и все народы. Для серьезных ученых давно понятно, что прежняя парадигма планетарного развития исчерпала себя и необходимо искать новые пути развития человечества. Поиски таких новых путей развития идут, не всегда успешно, но они не прекращаются ни на день, ни на минуту, и это дает основание надеяться, что какие-то оптимальные решения, в конце концов, будут найдены. Мы постараемся дать читателям некоторое представление о том, над решением каких проблем бьется сегодня передовой отряд ученых-экономистов во многих странах мира.

Одна из самых экономически нестабильных стран на планете сегодня – это Соединенные Штаты Америки. И это очень серьезно, учитывая, какое место занимают Штаты в мире. А современное американское общество крайне невротизировано, не уверено в завтрашнем дне, можно сказать, запугано, и с опаской, если не со страхом, смотрит в завтрашний день. До поры до времени все это скрывалось, находилось под спудом, но сейчас накопившийся в массах граждан Америки негатив все чаще прорывается наружу. Последние президентские выборы в Штатах, развлекавшие всю планету в течение многих месяцев – тому наглядное доказательство. Иностранные наблюдатели, дивясь на штатовскую президентскую гонку-2016, немало позабавились, находя ее фарсом и клоунадой одновременно, и констатируя резкое снижение уровня американской политической культуры (что, впрочем, наблюдается уже давно и не только в Америке), но самим-то американцам отнюдь не до смеха. Избрание президентом США Дональда Трампа казалось немыслимым, невозможным, но оно состоялось, и это наглядное доказательство того хаоса, который царит в американской экономике и, шире, во всем американском обществе. Что бы ни говорили про демократические ценности, но люди ведь голосуют прежде всего своим карманом и своим жизненным уровнем, а все остальное – потом. И если карманы все пустеют, а уровень жизни все снижается, то трудно ожидать от избирателей взвешенного и осмысленного выбора.
В Америке же общество, вдобавок ко всему, растеряно, дезориентировано, и при этом никто, вообще никто из кандидатов на пост президента не смог внятно объяснить людям, в чем заключаются проблемы страны и как их решать. В таких условиях, понятно, шансы на победу у популиста, обещающего лучшую жизнь здесь и сейчас, резко возрастают, достаточно ему просто напустить на себя уверенный вид. Что означает, например, ударный слоган Трампа «Сделаем Америку снова великой!»? В сущности, ничего. Но и он сработал. Страшащиеся будущего простые американцы поняли его как «завтра будет лучше, чем вчера». А такие слова приятно слушать. Если люди хотят надеяться на лучшее, то они наполнят смыслом, каждый своим, любые, даже не самые содержательные лозунги и даже если их бросает в массы политик, шокирующий своей брутальностью не только европейскую, но и американскую публику. Любопытно, что в чем-то риторика Трампа во время предвыборной кампании напоминала горбачевскую. Он, например, обещал Америке «перестройку» (так буквально переводится глагол rebuilding) и «новое видение» (дословно new vision). Но мы-то знаем бесславный финал президента Горбачева. Не ожидает ли схожая судьба и президента Трампа?
Но как бы там ни было, а Дональд Трамп президентом США стал. Вполне демократически. Разумеется, с поправкой на особенности американской демократии. (Большинство избирателей отдали свои голоса за Хиллари Клинтон, но Трампу досталось большинство голосов выборщиков; такое в истории Штатов случилось в пятый раз, три раза в XIX веке и один раз в ХХ-ом. Отмечается, что Трамп набрал голосов избирателей не только меньше, чем его соперница, но даже меньше, чем Митт Ромни, проигравший выборы 2012 года и Джон Маккейн – в 2008 году. В любой европейской стране в таких обстоятельствах был бы объявлен второй тур, но Америка живет по своим правилам.)
Трамп стал президентом по всем правилам демократии, пусть и американской, но из этого еще не следует, что выбор Америки, во всяком случае значительной ее части, был удачным. В свое время Гитлер тоже был избран рейхсканцлером вполне демократически, но для Германии это в конечном итоге обернулось катастрофой, а для всего мира – величайшей трагедией в истории. Мы, конечно, ни в коем случае не собираемся проводить параллель между популистом Дональдом Трампом и фюрером, который тоже пришел к власти на волне популизма (хотя некоторые горячие головы в Америке сравнивают Трампа именно с небезызвестным Адольфом), мы только хотим заметить, что и демократия не застрахована от сбоев. Заметим при этом, что, вообще-то говоря, Гитлер-то некоторые свои предвыборные обещания сдержал: экономический кризис в Германии был преодолен, безработица резко сократилась, гиперинфляция ликвидирована, экономика страны не только стабилизировалась, но и пошла в рост… С Трампом же ситуация совсем иная. Подходит к концу первый год его президентства из четырех ему отпущенных, а каковы результаты?
Согласно опросу Washington Post – ABC News, только 36% американцев одобряют деятельность Дональда Трампа. За последние 70 лет (собственно, с момента, как такие опросы стали проводиться) это второй худший результат после Джеральда Форда, имевшего в 1975 году 35% поддержки. Но с деятельностью нового главы Белого дома не согласны 55% американцев, а это уже абсолютный антирекорд за всю американскую историю. В этом отношении Трамп стал чемпионом (или античемпионом?). Почему?
Илья Бараникас (Нью-Йорк):
«В оценке экономических перспектив своей страны американские эксперты в большинстве своем далеки от энтузиазма. Даже на дальнем горизонте не видно обещанного Трампом годового роста ВВП на 4%. Не просматривается и осуществления задуманных им реформ – медицинской, налоговой, инфраструктурной… Рост заработной платы по-прежнему плетется в хвосте экономических индикаторов, а это внушает тревогу: когда в кармане потребителя пустовато, замедляется главный двигатель экономики США – потребительский спрос, который обеспечивает более две трети ВВП страны» («МК», 17 мая 2017 г.).
Стоит ли после этого удивляться тому, что Дональд Трамп сумел установить рейтинговый антирекорд? Доктор экономических наук, научный руководитель Института национальной стратегии (РФ), профессор Никита Кричевский пишет:
«Перед вами аналитика Федеральной резервной системы США за май. Коэффициент загрузки производственных мощностей устойчиво снижается с начала года и в мае опустился до 77,6%, притом, что среднее значение за 1972–2012 гг. равно 80,2%. Если это восстановление, то что тогда спад? Опозориться не дает лишь добыча полезных ископаемых: рост по сравнению с 2007 г. на 117,5%. Кстати, первенство по загрузке производственных мощностей принадлежит как раз предприятиям по выпуску оборудования для добывающей промышленности. Слышали о «сланцевой революции»? Встречайте. То, что сланцевые разработки сопровождаются непоправимым ущербом природе (во многих странах добыча сланцевых углеводородов запрещена), в США, похоже, никого не волнует.
Продолжающийся спад и снижение налоговых поступлений приводят к новым заимствованиям правительства США как у ФРС, так и на внешних рынках. А это прямое увеличение расходов на обслуживание долговых обязательств. Не зря же госдолг, по данным казначейства США, в настоящее время достигает уже 107,0%, хотя в начале кризиса в 2008 году составлял «всего» 70%».
Как видим, и при Трампе состояние американской экономики продолжает ухудшаться, точно так же, как и до него. Демонстрируя непрофессионализм буквально во всем, 45-й американский президент ухитрился установить национальный антирекорд по своему рейтингу. Но это его единственное «достижение». Команда его разваливается, хотя еще (до сих пор!) не до конца сформирована. Ее уже по разным причинам покинули несколько видных сотрудников. Из Совета по промышленности при президенте тоже вышли шестеро, в том числе и знаменитый Илон Маск, основатель SpaceX и X.com, «Ни в одном ключевом ведомстве до сих пор не сформирована руководящая команда. Например, в том же госдепартаменте Рекс Тиллерсон является единственным утвержденным начальником – все остальные местные боссы пребывают в ранге и. о. На памяти ныне живущих поколений политиков такого хаоса не было никогда. И ситуация не улучшается – с каждым днем она становится все хуже. Раньше противоречие в публичных заявлениях президента и его министров считалось политическим ЧП. Сегодня это происходит по три раза на дню» (Ростовский М. «МК», 29 марта 2017 г.).
Да и вообще недосформированную команду Трампа ведущие американские СМИ называют и «кабинетом олигархов», и «кабинетом невежд». Колумнист «Нью-Йорк таймс» Пол Кругман (лауреат Нобелевской премии по экономике) высказывает опасения, что команда Трампа будет преследовать свои бизнес-интересы, а государственные контракты будут переданы прежде всего деловым партнерам президента и его министров. В худшем случае, пишет Кругман, получится вариант «тотальной клептократии». Журналистка Washington Post Дженнифер Рубин пишет, что кабинет 45-го президента – это кабинет «невежд, миллиардеров и нескольких генералов».
Во всем этом нет ничего удивительного. Будучи полным дилетантом в политике и государственном управлении, Трамп набирает в команду людей себе под стать… Миллиардер и медиамагнат, ни единого дня не проработавший ни вице-президентом, ни губернатором, ни конгрессменом, он не был военачальником, не был министром, не служил в разведке. Знаете, сколько раз такое было в американской истории? Ни разу. Никогда еще президентом США не становился человек, не имеющий к политике или госслужбе ни малейшего отношения. А имеющий отношение только к строительству небоскребов, к казино, реалити-шоу и конкурсам красоты. Трамп стал первым президентом Америки, не имеющим за спиной никакого политического и военного опыта. Становится несколько не по себе, когда осознаешь, что такие люди встали во главе самой мощной державы мира, к тому же переживающей серьезный экономический и политический кризис. А тут еще и ураганы на Атлантическом побережье, нанесшие колоссальный ущерб стране…
Впрочем, справедливости ради заметим, что падение профессионализма среди высших государственных чинов в Штатах отмечено уже давно, и многими, в том числе и самими американцами, которые никак не могут взять в толк: что за люди ими управляют? Вспомним хотя бы Джорджа Буша-младшего. После того как Буш был переизбран на второй президентский срок, всемирно известный американский экономист и общественный деятель Линдон Ларуш написал про него:
«Принимая в расчет радикальные различия во взглядах в период двух президентств Буша с одной стороны, и двух сроков президента Клинтона, видим общую черту, характеризующую непрерывное сползание вниз в период 1987–2006 гг. …Задайтесь вопросом: как большинство избирателей могло быть настолько тупыми, чтобы дважды проголосовать за кандидата, вопиюще непригодного ни по каким критериям, Джорджа Буша-младшего? Избирателями двигали тенденции, а не сами избиратели их задавали. Значительная часть избирателей стала участником комедии на избирательных участках, сравнимой с представлением цирка хорошо дрессированных блох. Если с этим молитвенным отношением к якобы неизбежному исходу событий не покончить, США и очень-очень многие в мире явно станут действующими лицами прогона спектакля под названием «ад на Земле».
Знаменитый Ли Якокка, широко известный у нас благодаря своей книге «Карьера менеджера», высказался о президентстве Буша так:
«Буш-младший поставил рекорд американских президентов всех времен по количеству дней отпуска – четыреста, и это еще не конец. Он предпочитает чистить конюшни на своем ранчо, лишь бы не заниматься правительственными делами. В одном интервью он даже сказал, что самым главным его достижением за период президентства стала поимка окуня на три с половиной килограмма в искусственном пруду на ранчо.
Не лучше обстоят дела и на Капитолийском холме. В 2006-м конгресс заседал всего девяносто семь дней. Это на одиннадцать дней меньше, чем в рекордном 1948 году, когда президент Гарри Трумэн изобрел термин «конгресс бездельников». Всех нас просто выгнали бы с работы, если бы мы работали так мало и так безрезультативно. Однако члены конгресса умудрились найти время, чтобы проголосовать за прибавку себе зарплаты».
Не так давно ушедший в мир иной популярнейший в 70-е годы советский публицист и тележурналист, много лет проживший в Америке, лично знакомый со многими известными американскими политиками и досконально знающий ее политическую «кухню», профессор Института США и Канады РАН Валентин Зорин так прокомментировал то печальное зрелище, которое представляют собой современные политические деятели Штатов:
«Кадровый кризис – не только наша проблема. Если бы в США такой проблемы не было, то на выборах президента был бы побит и мормон Ромни с их мормонским многоженством, и Хиллари Клинтон, героиня различных скандалов. Сегодня на американской арене крупных политиков практически не видно. Были Киссинджер и Бжезинский. Сейчас уже кукарекает его сын Ян Бжезинский, крайне беспомощный» («АН», 14 августа 2014 г.).
Похоже, что с такими политическими кадрами Америка обречена на длительный и безнадежный «бег по граблям». Но все-таки, почему американская либеральная пресса так взъелась на Трампа? А она взъелась на него основательно. Да и консервативная американская пресса его не очень жалует. Почему против Трампа выступают не только демократы, но и некоторые его однопартийцы-республиканцы? Почему сейчас против него выступают многие избиратели из тех, кто еще совсем недавно отдал свои голоса за него? Почему за всю историю Соединенных Штатов именно Трамп, а не кто-нибудь другой, ухитрился в кратчайшие сроки установить рейтинговый антирекорд?
Строго говоря, если уж президентом США мог быть Джордж Буш-младший, который главным событием за восемь лет своего президентства считает даже не войну в Ираке и Афганистане и не атаку на башни-близнецы Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года, а поимку им окуня-тяжеловеса в пруду на своем ранчо, то президентом вполне может быть и Дональд Трамп. Он рыбной ловлей вроде бы не увлекается, зато, по крайней мере, небоскребы строить точно умеет. (Что умеет делать Буш-младший, никто толком не знает.)
Проблема в том, что Дональд Трамп действительно фигура в значительной степени самостоятельная. Скажем, поскольку изначально было понятно, что Буш-младший, как выразился Линдон Ларуш, «кандидат, вопиюще непригодный ни по каким критериям», то для присмотра за ним в качестве вице-президента поставили Ричарда Чейни, который при папе-Буше был министром обороны, и еще пару человек, чтобы Буш-2 в силу некомпетентности и профнепригодности не заехал «не в ту степь».
Вице-президент в Соединенных Штатах не располагает никакими полномочиями, его функции заключаются в осуществлении преемственности власти в случае смерти президента. Восемь раз за историю США вице-президенты становились главами государства по этой причине. Также он исполняет обязанности президента по статье 3 25-й поправки к Конституции США во время недееспособности президента, что случилось в 1985-м, 2002-м и 2007-м во время медицинских процедур у Рональда Рейгана и Джорджа Буша-младшего. Наконец, вице-президент, в качестве президента Сената (где он, между прочим, получает зарплату), голосует по законопроектам, по которым голоса «за» и «против» разделились поровну. Эту функцию в американской истории доводилось исполнять 244 раза 35-ти вице-президентам. Когда в 2000 году Джона Маккейна, сенатора США, спросили, согласится ли он стать вице-президентом у Джорджа Буша-младшего, он ответил: вице-президент США имеет две обязанности: ежедневно справляться о здоровье президента и посещать похороны диктаторов в странах «третьего мира». Я не нахожу приятными обе эти вещи». В общем, вице-президент в Соединенных Штатах – фигура чисто декоративная, имеющая шансы на самостоятельную деятельность, только если президент отойдет в мир иной до истечения срока своих полномочий, а такое случается нечасто.
Но именно при Буше-младшем его вице-президент Ричард Чейни стал самым влиятельным политиком на этом посту за всю историю США. Он играл ключевую роль в выработке внешней политики: считается, что именно под его влиянием США начали войны в Афганистане и Ираке. Велико было влияние Чейни и на внутреннюю политику. Если в период правления Билла Клинтона именно президент лично принимал окончательные решения по конкретным параметрам финансирования тех или иных программ, то Джордж Буш-младший делегировал эти полномочия специально созданному органу – бюджетному совету (budget review board) под председательством Ричарда Чейни. Фактически речь шла о существенной деформации бюджетного процесса США при Буше-младшем, ибо по закону именно президент, и никто иной, должен стоять по главе бюджетного процесса. С приходом к власти Барака Обамы ситуация вернулась в нормальное русло.
По сути, период президентства младшего Буша, это, скорее, период президентства Дика Чейни. Чем же в это время занимался сам Джордж Буш? Трудно сказать. По всей видимости, устанавливал рекорд по количеству дней, проведенных в отпуске, да рыбку ловил.
Примерно то же самое, по крайней мере поначалу, было и с Бараком Обамой. Владимир Соловьев (Нью-Йорк):
«Роль политического гуру для будущего американского президента возрастает с каждым високосным годом. Двух последних президентов не просто вытянули, а сделали их политтехнологи: не было бы в Белом доме ни Буша-младшего, ни Барака Обамы, если бы не их «дядьки»: соответственно Карл Роув и Дэвид Аксельрод. Последнего я печатно прозвал «усатый нянь» ­– уже после выборов первые два года Барак Обама без него шагу ступить не мог. Потом оклемался» («МК», 28 сентября 2016 г.).
У Трампа таких «дядек-наставников» нет. Он, по крайней мере, пытается быть самостоятельным, что приводит его к жесточайшему конфликту даже со своими партайгеноссе-республиканцами. Но что с того? Франклин Рузвельт тоже был вполне самостоятельной фигурой, но вошел в историю как великий политический деятель. Но ведь дело в том, что Рузвельт был крупнейшим политиком, чего про Трампа, которого многие в Америке называют «клоуном» и «фигляром», а некоторые даже «фашистом», ну никак не скажешь.
Сейчас, похоже, американский истеблишмент пытается «обломать» Трампа. Удается ему это, по всем признакам, с переменным успехом. Александр Генис, уже сорок лет проживающий в США и внимательно наблюдающий за их политической жизнью, пишет:
«Лучшие умы Республиканской партии сейчас начинают тихую кампанию по образованию своего президента. Я бы дал ей кодовое название «Недоросль». В ближайшие месяцы Трампу предстоит узнать много нового и неожиданного. Скоро он выяснит, что не сможет выслать 11 миллионов нелегалов. («Проще их перестрелять», – пишет мне один читатель); что торговые войны обернутся резким повышением цен, что радикальное снижение налогов ввергнет страну в жуткую рецессию; что нельзя сбросить на террористов атомную бомбу… А для начала ему необходимо согласиться с тем, что не следует строить великую стену с Мексикой.
Проблема стены уже стала первым уроком в школе для Трампа. Республиканские наставники мягко, как в сумасшедшем доме, предложили Трампу заменить бесполезную бетонную стену ценой 25 миллиардов долларов, которые Мексика категорически отказалась платить, – сетчатой оградой. «Пусть она будет не такой внушительной, – уговаривают они Трампа, – зато к ней можно будет приставить побольше сторожей».
– Теперь, – думают про себя партийные функционеры, которые боятся своего нового президента куда больше чем, чужого и старого, – раз Трамп достиг цели, ему больше незачем втирать очки избирателям.
И действительно: электорат свое дело сделал, их избранник тоже. Поэтому вместо того, чтобы выполнять свои предвыборные обещания, президенту предоставят надувать щеки перед камерой, а остальным займутся опытные царедворцы».
Однако Трамп, по всем признакам, вовсе не собирается спокойно сидеть, «надувая щеки перед камерой». Но и вразумительной программы действий у него просто нет. А истеблишмент отступать не собирается. Это означает, что Трампа в конечном итоге или все-таки «обломают», или «съедят». Возможен, конечно, и какой-то третий вариант, но как этот третий вариант может выглядеть, мы не беремся даже предположить…
Все же причина того бедлама, который царит сегодня в американской внутриполитической жизни, заключается не просто в борьбе за верховенство во власти. Все гораздо серьезней. Дело прежде всего в том положении, в которое все глубже и глубже сползают США, и которое иначе как бедственным не назовешь. Сторонние наблюдатели обычно судят о Соединенных Штатах по их внешнему фасаду и не имеют представление о внутренней стороне. Мало кто ясно представляет себе реальную жизнь среднего американца.
Еще более полутора десятка лет назад российский журналист Евгений Бай, немало лет живущий в Штатах и, в отличие от многих, знающий эту страну изнутри, а не только ее красивую витрину, писал:
«Все без исключения американцы живут в кредит. А это значит, что в средней семье каждый месяц все выходит «по нулям». Скажем, глава семьи – компьютерный инженер, зарабатывающий $50 000 в год. После вычета налогов остается приблизительно 40 000 или 3 300 в месяц. Оплата жилья обходится приблизительно в $1000. Плюс $200 – платежи за коммунальные услуги (газ, свет, вода, уборка мусора). Немало забирает оплата детского сада и школы для детей. Если их двое в семье, смело вычитайте из бюджета еще $500. Еще есть машина, на которую берется банковский кредит на 3-4 года. Ежемесячный платеж за машину составляет как минимум $200, приплюсуйте к этому еще $200 – на бензин, техническое обслуживание и страховку. Остается от «достойной зарплаты» $800-900.
Это – если компания оплачивает работнику и членам его семьи медицинскую страховку. А иначе не остается ничего, впору идти за бесплатными обедами в ближайшую церковь. Но и со страховкой «американская мечта» среднего американского мужчины – чтобы его жена тоже работала в поте лица своего… Поэтому «американская мечта» состоятельного мужчины в США – найти себе непритязательную невесту из России» («Известия», 4 июля 2001 г.).
Как видим, издержки американской экономической системы таковы, что средний гражданин США постоянно балансирует на той грани, за которой начинается падение за «черту бедности», и жизнь его совсем не сахар. Да и то, балансирует он только, если компания оплачивает медицинскую страховку, без которой «впору идти за бесплатными обедами в ближайшую церковь». Не случайно один американский менеджер как-то жаловался корреспонденту «Литературной газеты», что он зарабатывает в год $250 тысяч, но питается консервами – все «съедают» текущие расходы!
Примерно в то же время колумнист The New York Times Боб Херберт опубликовал статью, в которой говорил:
«Огромное внимание уделяется весьма скромному количеству рабочих мест, созданных в октябре. Более значимый вопрос, беспокоящий кандидата в президенты от демократов Джона Эдвардса, обсуждается намного реже. По словам Эдвардса, в последние два десятилетия «американская мечта о лучшей жизни» превратилась в стремление «хотя бы просто выжить». Намного труднее стало попасть в средний класс или остаться в нем. Несмотря на рост доходов, большинство семей не в состоянии откладывать сбережения. Они чрезвычайно подвержены таким негативным переменам, как потеря работы и болезни.
Приводя данные статистики, он заявил, что за последние тридцать лет стоимость закладных на недвижимость выросла в 70 раз в отличие от доходов отцов среднего семейства. Таким образом, двое супругов вынуждены работать как сумасшедшие только для того, чтобы поддержать существование семьи.
Одно поколение назад средняя американская семья могла откладывать на депозит 11 процентов своего дохода. Ныне средняя семья не откладывает никаких сбережений. Да это и невозможно при таком бешеном росте долгов. Стоимость потребительской корзины выросла втрое лишь за одно поколение. Все больше американцев используют кредитные карточки и другие формы займа для того, чтобы перекинуть мост через пропасть между доходом семьи и стоимостью услуг и товаров.
«Компании кредитных карточек нацелены на людей, которые едва в состоянии заплатить. Затем они поднимают проценты в тех случаях, если люди пропускают хотя бы одну оплату», – отметил Эдвардс.
…Если бы я был карикатуристом, я бы нарисовал картинку семьи, бегущей по шоссе, спасаясь от огромного грузовика с ярлыком «финансовая несостоятельность». «Американская мечта» превратилась в ненадежный режим выживания… стала невыносимой.
…В пятницу федеральный резервный совет доложил, что в сентябре потребительский долг достиг высочайшей точки с начала года. Он составил 15,1 миллиарда долларов, что на 9,7 процента выше, чем в августе. А общий потребительский долг составил 1,97 триллиона. Заем со стороны федерального правительства или потребителей становится наиболее предпочитаемым, а порой и единственным способом свести концы с концами… что создает чудовищный дефицит бюджета. В общем, будущее нации отдается под залог» («The New York Times», 11 ноября 2003 г.).
Красноречивые свидетельства, не правда ли? А ведь их можно множить до бесконечности. Но дело не в самих этих свидетельствах, а в том, что такие «картинки из жизни Запада» всего лишь на уровне быта рядовых обывателей демонстрируют факт, который хорошо известен серьезным исследователям: западная экономическая, – а соответственно, и социальная, – система уже давным-давно дала тяжелейший сбой в работе. Все это долго не афишировалось, но сейчас – прорвало. Вот эта волна общего недовольства, можно сказать, озлобленности, и внесла Белый дом Дональда Трампа. Вот только что делать – он тоже не знает, хотя продолжает сохранять самоуверенный вид. Фарид Закария, один из известнейших политических обозревателей Америки, пишет: «Трамп переделал политическую карту благодаря поднявшейся волне поддержки со стороны белых из рабочего класса, особенно из глубинки. Честно скажу, этот мир я не знаю – и многие, вероятно, хорошо его не знают, – и в этом часть проблемы. Мы все ухитрились проигнорировать боль глубинной Америки». Американские либеральные интеллигенты действительно совершенно не знают глубинной Америки, не имеют понятия о тяготах, выпадающих на долю простого американца, а потому победа Дональда Трампа была для них шоком.
А ведь тревожные сигналы поступали уже давно. Вспомните движение «Оккупируй Уолл-стрит!» (Occupy Wall Street!) осенью 2011 года. Заметим, что к этому движению, начавшемуся в США, немедленно примкнули и жители других континентов, что говорит о том, что проблема ухудшения уровня жизни и неудовлетворенности существующим положением носит общемировой характер, а потенциально взрывоопасная людская масса разбухает по всей планете, не локализуясь в какой-либо одной стране или группе стран. Первые «оккупанты» появились в Нью-Йорке 17 сентября. А уже к 15 октября к движению присоединились жители 950 городов из 82 стран мира. При этом ликвидация лагеря «оккупантов» не означала окончания протестов. Так, например, палаточные лагеря в Берлине были разобраны в конце октября, но уже 12 ноября на акции протеста в Берлине во Франкфурте-на-Майне вышло около 18 тыс. человек.
Активисты движения обвиняли в кризисе американской экономики влиятельные американские корпорации и протестовали против урезания бюджетных расходов на социальную сферу. Демонстранты организовали акцию по примеру арабских «революций через социальные сети», выдвинув лозунг «Капитализм не работает!» и обвинили банки в несправедливых кредитах и ипотечных займах, выражали недовольство растущим в обществе социальным неравенством, высоким уровнем безработицы, а также тем, что политики прежде всего помогают корпорациям. Участники движения еще до начала серии акций протеста заявляли, что хотят повторить в США сценарий «арабских революций».
В те дни политолог Ариэль Коэн писал:
«Движение, называемое «Оккупируй Уолл-стрит!», разрастается. Уже демонстрируют Сиэтл, Атланта и даже «глубокий юг». За студентами и пожилыми хиппарями – пушечным мясом демонстраций 1960-х – двинулись люди посерьезней: профсоюзы докеров и учителей. Внимательное изучение фильмов, фотографий и репортажей о движении «оккупации» наводит на мысль о трех парадоксах осеннего обострения в США. Во-первых, участники движения – это средний, ниже среднего и достаточно зажиточный рабочий класс. Это совсем не бунт люмпена. Во-вторых, это не этнические беспорядки, как в больших городах Америки в 1960-е. Это и не студенческий антивоенный протест тех, кто тогда мог загреметь под пули «свободолюбивого народа Вьетнама». Большинство народа на улицах белые, хотя другие этносы протестуют наравне с большинством. И последнее: честно говоря, меня удивляет, почему демонстрации не начались раньше. Видно, беспредельно терпелив американский народ.
Но у «оккупационного движения» есть один минус. Размытые лозунги, от требования реформы системы медицинского страхования до призывов «защитить окружающую среду от глобального потепления», и заодно наказать «виновных в кризисе», и обложить налогами богатеев (лиц с доходами от $200 тыс. в год), не гарантируют победы революции. Наоборот, отсутствие четкого и исполнимого требования подрывает эффективность протестов… Появление движения «оккупации» – это первый шаг на опасном пути к политической конфронтации и поляризации, вызванных глубоким экономическим кризисом».
Размытое, но массовое движение «Оккупируй Уолл-стрит!» в тот раз подавили. Но прошло время, и те же настроения проявили себя по время президентских выборов-2016. Гирей, склонившей чашу весов в пользу Трампа стали штаты Огайо, Пенсильвания, Мичиган и Висконсин – то, что называют «ржавым поясом» – штаты с разрушенной промышленностью, страдающие от бедности и безработицы.
В благополучные времена американский рабочий класс – не большой ходок на избирательные участки, когда-то при сильных профсоюзах он дружно голосовал за демократов, в вящей радости нью-йоркских интеллектуалов. (Известно выражение «бостонские интеллектуалы», но оно устарело. Бостон уже не играет такой роли престижного центра Новой Англии, как некогда. А бостонские интеллектуалы давно перекочевали в Нью-Йорк.) Но оказалось, что терпению этой другой Америки наступил предел. И она дала волю своей злости и отчаянию, о которых означенные интеллектуалы, как выяснилось, даже не подозревали.
Что же дальше? Дальше нам необходимо выяснить, что собственно происходит в мировой экономике? Проще говоря, куда катится этот мир? В этой части нашей публикации мы сосредоточили внимание на Америке, чтобы на ее примере показать, что вопреки распространенному мнению о «благополучном Западе», именно на Западе зреет общее недовольство существующим порядком вещей. Именно в Америке это сегодня особенно заметно. Но проблема на самом деле гораздо масштабнее. Социальное бурление охватывает весь западный мир, и – шире – вообще весь мир. К чему все это приведет, и во что выльется, сейчас сказать трудно. Но нет сомнений, что достаточно скоро мы станем свидетелями очень интересных процессов в западном обществе, причем процессов не только интересных, но и опасных. Уже возникает вопрос: выживает ли капитализм? Именно так обозначила проблему британская «Гардиан», три года назад опубликовавшая статью, в которой говорится:
«…Детройт, Кливленд, Кэмден и многие другие города демонстрируют, что оставил после себя капитализм, когда капиталистам стало выгодно переезжать в другие места, а инвестировать по большей части в иные регионы. Рабочие боролись за повышение зарплаты, и в итоге уровень жизни некоторых крупных слоев рабочего класса (так называемого среднего класса) повысился. Позднее капиталисты и их пресс-секретари – экономисты – переписали историю, утверждая, что рост заработной платы был благом, неотъемлемо свойственным капиталистической системе. Это было абсолютно неверно.
С 1970-х годов под давлением сразу нескольких тенденций началось массированное переселение капиталистов и рост капитализма. В США капиталисты уничтожили социальные силы, которые ранее породили «новый курс» Рузвельта. Обострилась конкуренция, новые технологии транспорта и связи сулили преимущества тем, кто выводил производства в отдаленные места, где издержки ниже. Бывшие колонии заманивали инвесторов, предлагая дешевую рабочую силу, налоговые льготы и субсидии.
Сначала переехала промышленность, затем сфера услуг. Сегодня США становятся похожи на былой «третий мир»: несколько центров, окруженные колоссальными просторами «глубокого тыла», где жители отчаиваются. На языке американских политиков это звучит так: средний класс исчезает. Встает вопрос: может ли капитализм уцелеть? В своих старых центрах он рос успешно, несмотря на сопротивление рабочего класса. Отчасти это объяснялось тем, что рабочие могли выбивать себе повышение зарплаты и/или уровня жизни. Но теперь капитализм не хочет и не может повышать зарплату и уровень жизни в Европе, Северной Америке и Японии. Собственно, он их снижает. Возможно, впереди грандиозная социальная борьба между сторонниками и противниками капитализма» («The Guardian», 13 июня 2013 г.).
Сегодня все больше исследователей во всем мире на вопрос, поставленный «Гардиан», решительно отвечают: не выживет. Не выживет не то что капитализм, но вообще вся планетарная экономическая система в том виде, в каком она сформировалась на сегодняшний день. Человечеству необходимо искать новые пути развития, прежняя парадигма исчерпала себя и потеряла жизнеспособность. Она должна быть отброшена.

(Продолжение следует)




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *