Тікелей эфир
Тікелей эфир
МАҢЫЗДЫ
  • TENGE MONITOR
  • 21 Қаңтар, 2010

Города КНР в выигрыше от поставок газа из ЦА

Издание «China View» со ссылкой на информационное агентство «Xinhua» опубликовало 6 января репортаж под названием «Chinese cities benefit from gas supply from Central Asia» - «Китайские города получают выгоду от поставок газа из Центральной Азии». В нем сообщается следующее: «1833-километровому трубопроводу, доставляющему природный газ из Центральной Азии в Урумчи, в столицу северо-западного китайского Синьцзяна, понадобится еще 10 дней для обеспечения стабильных поставок, - заявил в среду официальный представитель города».

«Давление трубопровода все еще низкое, и мы не в состоянии увеличить поставки», - сказал У Цзяньминь из муниципальной службы природного газа.

«В качестве первого китайского крупного трубопроводного проекта для импорта природного газа газопровод Китай - Центральная Азия берет начало на границе Туркменистана и Узбекистана и следует через Центральный Узбекистан и Южный Казахстан к Китаю, - пишется далее в репортаже. - Природный газ из трубопровода достиг 31 декабря Урумчи. У сказал, что трубопровод хорошо связан с муниципальной газовой сетью. Ко вторнику дневная подача для Урумчи достигла 50 тысяч кубометров. Он сказал, что Урумчи предполагает извлекать из поставок 3 млрд. кубических метров в год, что означает более 8 млн. кубометров в день, но поставки не могут достичь планового объема в нынешнем году».

От запуска этого трубопровода в действие в выигрыше оказывается не только Китай, но, судя по всему, и Казахстан. Вот как описал реальные и предполагаемые выгоды Казахстана от реализации рассматриваемого международного проекта при своей встрече с представителями холдинга «Арна-Медиа» президент РК Н.Назарбаев: «Или возьмем газопровод «Туркменистан – Китай». Во-первых, мы как транзитное государство будем получать плату, во-вторых, на десятках компрессорных станций станут работу наши граждане. Вдоль трассы будет проложена автомобильная дорога, протянута линия электропередачи. А значит, там появятся населенные пункты. Прокладка нефтепровода от Каспия до Китая завершилась. Была организована сборка тепловозов. Все это имело место в пору кризиса. Есть ли в мире еще кто-нибудь, кто бы занимался такой стройкой? Теперь – вторая очередь. В следующем году будет введено в действие наш, казахстанский газопровод от Бейнеу в Западном Казахстане до Шымкента. Станем обеспечивать свое население дешевым топливом и избавимся от газовой зависимости перед соседями. Если газа окажется много, излишки станем подавать для продажи в протянутый в Китай трубопровод. Это тоже огромный проект, и он сделан для народа».

В позапрошлом году, когда казахстанское правительство призвало китайского инвестора к участию в реализации проекта строительства социального газопровода от Бейнеу до Самсоновки (от Западного Казахстана до Южного Казахстана), это вызвало немалый интерес в той среде за рубежом, где самым внимательным образом следят за перипетиями борьбы России, Китая и Запада за привлечение центрально-азиатских энергоносителей на свою сторону.

Особенно актуализировался этот вопрос после того, как проект строительства газопровода от границ Туркменистана до Китая вступил в фазу реализации. Для России одним из хотя косвенных, хотя и весьма неоднозначных последствий начала частичной переориентации экспортных потоков туркменского «голубого топлива» стало вынуждение ее в 2008 году к принятию условий трех центрально-азиатских стран, производящих газ, о «европейской цене» за их продукцию. Появление реальной, хотя тогда еще только потенциальной, альтернативы в выборе экспортных направлений, явно побудил тех к выставлению все более смелых требований перед Москвой, которая до сих пор оставалась единственным непосредственным и, что самое главное, платежеспособным покупателем центрально-азиатского газа.

России теперь приходится быть более гибким при переговорах с ними. Ибо она любой ценой хочет сохранить рынок покупки газа в лице Туркменистана. Ее такая позиция имеет отношение, надо полагать, и к Узбекистану и Казахстану. Что же касается Ташкента, он желания поставлять свой газ Китаю не изъявлял.

Другой вопрос – Астана. Западные эксперты вновь и вновь упоминают то, что, мол, Казахстан рассматривает планы по поставке китайцам порядка 10 миллиардов кубометров своего газа ежегодно.

Казахстанские усилия по привлечению китайского инвестора к проекту строительства «социального газопровода» от Бейнеу до Самсоновки, на самом деле, похожи на те самые далеко идущие планы, о которых говорилось выше.

Такого рода представления укрепились еще больше после достигнутых в прошлом году весной между Пекином и Астаной договоренностей на высшем уровне. «Соглашения, подписанные в ходе пятидневного визита Нурсултана Назарбаева, казахского президента, в Пекин, подчеркивают китайскую решимость эксплуатировать глобальный финансовый кризис для получения иностранных природных ресурсов, в особенности энергии, - писала об этом Изабель Горст в статье, появившейся в «Financial Times» 17 апреля 2009 года под названием «China throws Kazakhstan economic lifeline». - Они также обозначают существенный прогресс Китая во вхождении в нефтяной бизнес в Казахстане, где Россия, Соединенные Штаты, Европа и Азия конкурируют за ресурсы. Китайская национальная нефтяная корпорация предоставит $5 миллиардов «КазМунайГазу», казахской государственной нефтяной компании, с тем, чтобы помочь профинансировать покупку находящегося в частной собственности «Мангыстаумунайгаза», четвертого крупнейшего производителя нефти в Казахстане. CNPC подавил конкуренцию со стороны российских и индийских компаний, чтобы получить долю в «Мангыстаумунайгазе», соглашаясь в то же время помочь расширить внутреннюю газопроводную сеть Казахстана».

Речь в рассматриваемом случае, по всей видимости, шла о прокладке того самого «социального газопровода» от Бейнеу до Самсоновки. Для китайцев его появление также по-своему выгода. Но тут уже приобретает актуальность такой вопрос: как Москва отнесется к таким совместным планам Астаны и Пекина?

Ведь прокладка труб по означенному маршруту означает связывание идущих в Россию и давно действующих газопроводов «Средняя Азия – Центр» и «Бухара-Урал» со построенным уже газопроводом «Туркменистан-Китай». Выигрыш России от появления маршрута «Бейнеу-Самсоновка» весьма сомнителен, а Китая – несомненный.

Потому что в этом случае все действующие с прежних времен маршруты транспортировки «голубого топлива» за пределы Центральной Азии замкнутся на только недавно построенном газопроводе в китайском направлении. Это – только с одной стороны.

С другой, маршрут Бейнеу-Самсоновка в случае его реализации обеспечит связывание транспортной артерией двух находящихся в распоряжении китайской национальной нефтяной компании CNPC нефтегазовых месторождений Казахстана, Жанажола и Кумколя, с магистральным газопроводом «Туркменистан-Китай». Так что китайцы в таком газопроводе, так или иначе, должны быть заинтересованы. Предлагаемый казахстанской стороной маршрут газопровода «Бейнеу - Бозой – Самсоновка» предполагает после Бозоя значительный сдвиг на север до Челкара. Собственно для этого отрезка маршрута ничего не надо строить, так как он совпадает участком действующего с советского времени газопровода Бухара-Урал – между КС-11 (компрессорная станция-11) и КС-12 (компрессорная станция-12). А от Челкара до Жанажола – километров 180-200. Но и здесь ничего может не понадобится строить, так как китайская национальная нефтяная компания CNPC, осваивающая Жанажол, уже сдала в эксплуатацию газопроводную ветку, которая соединяет это месторождение с КС-13 на маршруте все того же магистрального газопровода Бухара-Урал.

То есть при сдаче в эксплуатацию казахстанского отечественного газопровода «Бейнеу - Бозой – Самсоновка» китайская национальная нефтяная компания CNPC получит возможность гнать с месторождения Жанажол, где она производит добычу, газ до самого Китая. Сперва - до КС-13, оттуда по трубопроводу Бухара-Урал, используя его в реверсном направлении, - до Челкара, потом до Самсоновки, где это «голубое топливо, вольется в маршрут «Туркменистан-Китай».

В-третьих, строительство от Бейнеу до Самсоновки, по сути, означает полное газопроводное кольцевание вокруг Аральского моря – от Бейнеу до Бейнеу. То есть вся газопроводная сеть, главным выходом для которой раньше была Россия, замыкается в себе и, в случае необходимости, может быть переключена на китайское направление.

Кайрат АМРЕЕВ

294 рет

көрсетілді

0

пікір
Алдыңғы мақала «Gallup.com»: В Казахстане люди доверяют тенге
Келесі мақала Туризм Жер шоқтығы – Бурабай

Біздің Telegram каналына жазылыңыз

алдымен сізді қызықтыратын барлық жаңалықтарды біліңіз

ПІКІР ҚАЛДЫРУ

Сіздің электронды пошта жарияланбайды. Қатарды міндетті түрде толтырыңыз *